Руслан Хадашев, Мохьмад Тимхаев: Почему Мехкан Кхел?

Руслан Хадашев, Мохьмад Тимхаев: Почему Мехкан Кхел

Мохьмад Тимхаев: Сознание современных чеченцев во многом является продуктом воспитания в существующей системе образования. Однако между получением образования и обретением Знаний (по аль-Араби) нет тождества. Сегодня мы в некотором смысле живём в «перевёрнутом» мире, когда «юристы разрушают справедливость, университеты разрушают знания, правительства разрушают свободу, СМИ разрушают информацию». Современное человечество почти свыклось с таким положением вещей.

Сплошь и рядом наблюдаемое искривлённое отражение истины, начиная с идеологической составляющей в системе образования, прямо связано с искажениями представлений людей о справедливом жизнеустройстве. Последнее, в свою очередь, проявляется как следствие доминирования эгоцентризма мировоззрения и чрезмерного влияния чувства собственной важности на формирование намерений пассионарных людей.

Ощущение собственной важности отнимает у человека львиную долю энергии и уводит его от Прямого Пути, в его восприятии начинает преобладать не столько истина и пути её достижения, сколько внешне демонстрируемая мишура и возня вокруг конкурентной борьбы за власть, причём преимущественно на самой низкой эмоциональной волне. Эта напасть не обошла стороной и современных чеченцев. Сознание слишком многих из них занимают популистские игры на уровне политтехнологий. Тем самым энергия массы людей отвлекается от первоочередной цели, достижение которой является обязательным условием для решения всех прочих задач. Цель эта очевидна для здравомыслящих – национальное согласие на основе справедливого жизнеустройства народа нохчи, в соответствии с традиционными общественными принципами мировоззрения нохчалла. Эта цель достойна несгибаемых намерений (чеч. самуо).

Также следует помнить, что даже пророки считались со статусом обладателей реальной власти. Тем более, что богатый и сложный исторический опыт чеченцев в новейшей истории свидетельствует - любая власть лучше безвластия и проявления хаоса при отсутствии должного уровня самосознания народа. За последние более чем полтора века после утраты надгосударственного института народной концептуальной власти (Мехкан Кхел), в условиях жёсткого подавления извне, чеченцам не удалось уберечься от целенаправленного системного искажения национального самосознания (чеч. къоман синкхетам), отразившегося в той или иной мере на всех поколениях наших современников. В этой связи назрела необходимость оживить, в первую очередь в общественном сознании, общественные принципы мировоззрения нохчалла, на страже которых искони стоял Мехкан Кхел и которые относятся к категории непреходящих ценностей.

Достижение народом нохчи устойчивого согласия, а вместе с ним предсказуемости и договороспособности как внутри себя, так и во взаимоотношениях с внешним миром, зависит от закрепления общественных принципов мировоззрения нохчалла в подходящей для этого общественной системе, воспитывающей и выдвигающей на передний план достойных «обладателей доверия» среди нас. Пока же, при наличии многих «светлых голов» нет традиционной системы их выдвижения и опоры на них всего народа. Без навыков делегирования доверия лучшим из своей среды мы теряем естественную способность устранять противоречия даже на бытовом уровне между собой, не говоря уже об общенациональном общественно-политическом регулировании. Сегодня не существует более важной общественной задачи, чем общенациональное выдвижение и сплочение обладателей доверия и влияния. Это и есть Мехкан Кхел - пирамида народной самоорганизации, призванная объединить богоугодные устремления народа на пути к справедливости.

Руслан Хадашев: В контексте рассмотрения специфики развития чеченского общества добавлю к изложенному, что в традиционном мировоззрении народа нохчи люди делятся на «оьзда нах» (свободных благородных нухитов) и носителей «лай амал» (то бишь носителей эгоистическо-потребительской «рабской» психологии). И те, и другие имеют свою градацию.

С нохчийскими традиционными представлениями также коррелирует известная классификация типов строя психики, согласно которой среди волевых пассионарных людей, как главной «движущей силы» общественного развития, обозначены две основные противоположные друг другу категории: представители либо «демонического», либо «человечного» типа строя психики. В силу упомянутой корреляции мы в дальнейшем будем пользоваться и терминологией данной классификации.

Индивиды демонического типа строя психики являются яркими и выдающимися носителями эгоистическо-потребительской психологии среди схожих с ними по этой ключевой характеристике типажей. Если, к примеру, у многочисленных представителей так называемого «животного» типа строя психики (чеч. «IуьтIанаш») эгоистичный разум, даже будучи высокоразвитым, остаётся всецело нацелен лишь на обслуживание инстинктов, то личностей демонического типа отличает осознанно или бессознательно завышенная самооценка и, соответственно, способность в своей деятельности выйти и за пределы простого обслуживания инстинктов, и за пределы слепого следования в русле зомбирующих программ. IуьтIанаш преимущественно субпассионарны («субпассионарность» – по смыслу примерно соответствует чеч. «пиекъар»), для представителей же демонического типа строя психики характерна незаурядная активность и целеустремлённость - их эгоистичный разум порождает агрессивно-паразитический индивидуализм с маниакальной претензией на власть в обществе, то есть происходит процесс демонизации личности. Демонизм требует безоговорочного служения себе, изощряясь в формах подавления окружающих.

Ключевым определителем принадлежности пассионариев к тому или иному типу строя психики являются качественные характеристики их намерений в процессе реализации общественной активности. Когда в основание намерений в пассионарных устремлениях отдельной личности или организованной общественно-политической группы закладывается эгоизм, такие люди становятся выразителями демонического типа строя психики. Это эгоцентристы, склонные видеть мир лишь сквозь призму собственного эго. В этом случае постоянно обнаруживаются попытки любую ситуацию, любые средства использовать в интересах собственной материальной, политической и прочей выгоды.

Антитезой типажам носителей эгоистическо-потребительской психологии (лай амал) является человечный тип строя психики, в котором интуиция, опирающаяся на совесть и веру, в мировоззрении и разумном поведении человека стоит над разумом и инстинктами, предоставляя информацию для освоения посредством интеллектуальной деятельности. Люди этого строя психики осознанно выстраивают свои взаимоотношения с окружающими и в целом с обществом в соответствии с искренностью и чистотой своих намерений, не отягощённых эгоизмом, и примером всей своей жизни способствуют достижению Богодержавия в сознании соприкасающихся с ними людей. Иными словами, они склонны направлять свою жизненную энергию на служение своему народу в утверждении Божьих истин, при этом не допуская в свои сердца жажду почестей, наград, власти. Их сердца, наполненные верой, приводят в гармонию разум, вытравливая присущий последнему эгоизм. Они также обретают способность распознавать в сопутствующих жизненных обстоятельствах Божьи знамения, отвечающие качественному состоянию намерений и уровню самосознания людей.

Обладатели человечного типа строя психики соотносятся с нохчийским понятием «оьзда нах». Это пассионарии, не обделённые богатством и красотой внутреннего, духовного мира. «Наступая на горло» собственного эго, они также жёстко контролируют свои эмоции и инстинкты, в результате чего строго придерживаются благородных мировоззренческих и поведенческих установок. Наши праотцы называли таких людей «щен син эла» («повелитель своей души»). «Оьзда верг щен син эла ву, оьзда воцург лай ву», - гласит нохчийская пословица.

Различия между основными двумя типами пассионарных людей, то есть между эгоцентристами и оьзда нах, наиболее ярко выражаются в специфике их отношения к властным полномочиям. Для первых власть - величайший соблазн. Для оьзда нах она – тягчайшее бремя, которое невозможно желать, а можно лишь взвалить на плечи, проявляя тем самым жертвенность во имя Аллаха.

В нормальных с точки зрения традиционного мировоззрения нохчалла условиях власть – это доверие людей и громадная ответственность. Решаясь принять на себя ответственность за делегируемое людьми доверие и соглашаясь взвалить на себя ношу власти, истинные оьзда нах, если они в действительности таковыми являются, по определению, неспособны использовать ресурс доверия в эгоистических корыстных целях. Напротив, для их статуса неприемлемо проявление стяжательства, они не могут даже есть досыта, если знают, что голоден кто-то из тех, кто доверил им властные полномочия и находится под их опекой. Они не могут спать в мягкой постели, зная, что кто-то из их подопечных лишён подобных условий. Понятно, почему оьзда нах, в отличие от эгоцентристов, не рвутся к власти. Не случайно  наш Пророк (а.с.с.), как передано со слов Абу Хурайры, сказал: "Поистине, будете вы стремиться к власти, а в День воскресения (это станет причиной) сожаления"! (Аль-Бухари). В достоверных хадисах мы находим прямые подтверждения, что доверие является источником правильной власти, что Аллах помогает тем, кому власть достаётся без стремления к ней, а тех, кто стремится к ней и добивается результата, Господь оставляет без Своей поддержки. Пророк (а.с.с.) предостерегал от наделения властью стремящихся к ней, а также от конкуренции между мусульманами из-за мирского.

Эгоцентристы же направляют свои усилия на поддержание в народе эгоистическо-потребительской психологии, а также культивируют эгоцентрический демонизм мышления, поскольку неизбежно становятся приверженцами системных способов обретения бесконтрольной власти над народом, проявляя прямую заинтересованность в создании и сохранении соответствующих общественных условий. Государство рассматривается ими исключительно как притягательный инструмент узкогруппового бесконтрольного господства над народом. Потому не вызывают удивления, а напротив закономерны катастрофические последствия преобладания в политике людей с эгоцентрическими подходами, в плане системного подавления народного потенциала, постепенного вымывания из народного сознания всех элементов мировоззрения нохчалла и деградации народа в манипулируемую массу атомизированных единоличников. По мере атомизации населения в порождённых эгоцентристами типах госсистем атрофируется функциональность естественных человеческих взаимосвязей, опирающихся на взаимное доверие. Как следствие, мы имеем несчастье наблюдать признаки упадка традиционной культуры и цивилизации народа нохчи, в том числе забвение навыков правильной общенародной самоорганизации методом многостепенного косвенного делегирования доверия. 

Толкая этнос-народ на тропу системного вырождения, эгоцентристы в своё оправдание готовы впоследствии первыми обвинять его в недостаточном уровне сознания и деградации. Не встречающий на своём пути жёстких ограничений эгоизм имеет свойство прогрессировать беспредельно. В силу одержимости, эгоцентристы-демонисты весьма циничны и целеустремлённы до тех пор, пока не столкнутся с обстоятельствами непреодолимой силы. В качестве наглядной зарисовки на историческом примере результатов прогрессирования эгоизма даже во внешних второстепенных деталях, не говоря уже о более серьёзных проявлениях, достаточно вспомнить письма, которые писали друг другу так называемые мусульманские правители после перерождения системы власти мусульман в разновидности бесконтрольной восточной деспотии. В этих письмах зачастую перечисление титулов, регалий, мнимых достоинств знатных отправителей и адресатов занимает значительно большее место, нежели текст, отражающий смысловое содержание послания. В то время как первые мусульмане просто называли друг друга по именам своим и именам отцов, что естественно в среде свободных людей. В этом маленьком примере – большое знамение, в котором отражена уязвимость эгоистичных людей перед кознями иблиса проклятого, устраивающего засады против детей Адама даже в Прямом Пути, соблазнившего и самого Адама посылом раскрытия тайны «древа вечности и власти непреходящей». И таких знамений во всём, что окружало и окружает человека в прошлом и настоящем, – уйма для обладающих разумом, а также искренней верой и чистотой намерений в сердце.

Оьзда нах хотят видеть наместника Божьего на Земле в каждом соотечественнике, то есть они искренне хотят жить в среде достойных свободных людей. Их влияние на окружающих вовсе не обязательно подразумевает обладание официальными властными полномочиями, а формируется за счёт авторитета, заработанного в течение всей жизни практическими делами и ответственным отношением к оказываемому им доверию. Речь идёт о потребности и готовности во имя Аллаха растрачивать жизненную энергию на достижение общественного блага, искренне озаботившись проблемами и чаяниями своих родных, близких, своего народа, всей Уммы, но непременно без отягощения чистоты намерений эгоистической мотивацией.

Современные чеченцы, подобно праотцам в историческом прошлом, как правило и сегодня лично знают таких достойных людей среди своих родных, соседей, друзей, коллег по работе или просто знакомых. Не вызывает сомнений, что в естественных условиях выбора или, иначе говоря, в условиях отсутствия влияния административного ресурса даже люди с животным типом строя психики, хорошо зная себя, преимущественно не станут доверять себе подобным полномочия представлять их интересы перед остальным народом, а доверят их тем, кто вообще в принципе способен ответственно отнестись к оказанному доверию, не злоупотребляя им. То есть, сама природа рассматриваемого явления такова, что в естественных условиях будет преобладать и прогрессировать тенденция делегирования доверия людям с человечным типом строя психики, не страдающим проявлениями комплекса власти и мании величия. Для прогрессирования упомянутой закономерности и возникает необходимость в создании подходящей общественной системы. Организованно противодействовать этому могут только закоренелые эгоцентристы, которые зачастую вовсе неспособны узреть в методике многостепенного косвенного делегирования доверия ничего, кроме краха своих демонических амбиций.

Лишь по достижении суверенитета народа над государством возникнут системные условия для свободного выдвижения из народа обладателей доверия, авторитета и влияния на все уровни представительства в институте народной власти. Это главное условие устранения самой возможности давления и шулерства в кадровых вопросах со стороны административно-чиновничьей вертикали управления. При его выполнении указанная вертикаль не наделяется политической властью, находится под контролем верховной надгосударственной власти Мехкан Кхел и не только лишается административного ресурса влияния на формирование политической власти, но и сама укомплектовывается лишь по профессиональному и репутационному критериям отбора, как и надлежит быть в нормальном некоррумпированном обществе.

Качественное состояние народа и общества напрямую зависит от того, из какой категории людей формируется его элита. Исторически складывалось так, что с древности по настоящее время в большинстве общественных систем по всему миру лидирующие позиции оказывались в руках людей с демоническим типом строя психики. Это становилось закономерным результатом утверждения общественного принципа  конкурентной борьбы за власть, то бишь в самой благоприятной для продвижения эгоцентристов к власти среде. Однако сформировавшуюся в процессе сложного исторического развития традиционную общественную систему народа нохчи можно отнести к числу редких исключений из распространённой практики, поскольку она оказывалась ориентирована на выявление круга «обладателей влияния» из числа людей именно человечного типа строя психики. В свою очередь последние, в особенности къонахи, как высшая степень категории оьзда нах, личным примером всей жизни вытягивали на свой уровень весь народ. Поэтому сторонние наблюдатели в дошедших до нас многочисленных письменных источниках позапрошлого века и ранее всех чеченцев относили к числу свободных благородных людей. В основании данного феномена лежала практика формирования элиты не в результате конкурентной борьбы за власть и не по праву наследования привилегий узурпаторами власти, а на основе принципа многостепенного косвенного делегирования доверия, причём в общенародном масштабе. Мехкан Кхел – вершина пирамиды правильной (базирующейся на принципах истины) самоорганизации народа.

Принадлежность исторически известных лидеров нохчийского традиционного общества к людям человечного типа строя психики, презиравшим любые проявления эгоизма в отношении народа, получила отражение в зафиксированных исторических фактах. К примеру, вспомним поступок Таймин Бийболата, который добровольно явился к генералу А. Ермолову в качестве жертвы на условиях, что тот отведёт войска из Чечни и оставит народ нохчи жить в соответствии со своими традиционными принципами жизнеустройства. Или же пример Алибека-хаджи Алдамова, Умы Дуева и их сподвижников, которые, как отвечал в царском суде сам Алибек-хаджи, когда началась русско-турецкая война, хотели «этим воспользоваться и освободить бедный народ», но поняв, что не удалось извлечь пользу из международной обстановки и решить задачу военной силой, добровольно сдались царским властям, «чтобы прекратились страдания народа». И были казнены. Иначе говоря, эти герои осознанно взошли на эшафот, дабы остановить репрессивную машину демонического государства, при этом заявив устами Алибека-хаджи: «Мы признаем себя виновными только перед Богом и чеченским народом, что, несмотря на понесенные жертвы, мы не сумели восстановить дарованную Богом нам свободу». Таким образом, как и подобает истинным къонахам, всеми своими действиями, поведением и их мотивацией (качеством намерений) они поддержали концептуальные основы мировоззрения нохчалла в народе.

К сожалению, современные чеченцы часто оказываются в плену внедрённых в сознание с самого детства, начиная со школьной скамьи,  ложных стереотипов и идеологем, продолжающих влиять на массы людей. Однако история народа – это не просто совокупность фактов, а совокупность смыслов, находящих отражение и в исторических фактах. Факты и закономерности истории народа нохчи становятся понятны только исходя из его матрицы смыслов, то есть из его духовной культуры, традиционных общественных принципов и концепции жизнеустройства, а не чуждых ему примитивных умозрительных схем так называемого «исторического материализма». Беда в том, что у нас, по понятным причинам, пока нет своей национальной системы образования, концептуально и идеологически базирующейся на культурных и политико-правовых приоритетах народа нохчи, а любое современное образование идеологизировано и, как правило, напичкано ложными идеологическими смыслами. В период сталинской депортации в народе нохчи некоторое время даже наблюдалась тенденция не отдавать детей в школу, мотивируя это нежеланием их «испортить», что отмечалось А. И. Солженицыным и не только им. Случайно ли это? Разумеется, нет. То была первая естественная реакция народа в условиях выживания на целенаправленное разрушение его традиционного мировоззрения чужой, идеологически мотивированной системой образования, пронизанной чуждыми для нохчи концептуальными смыслами.

Повышение уровня знаний в народе нохчи сегодня, как и во все времена, играет чрезвычайно важную роль. К слову сказать, вопреки нашей самокритичности, процесс приобщения молодёжи к высшему образованию развивается удовлетворительно. Но чеченцам нельзя забывать, что не меньше самих знаний важно умение приложить их к матрице смыслов своего народа. Иначе - беда. Как выразился Альберт Эйнштейн: «Наука же неспособна создавать цели. Еще менее - воспитывать их в человеке. В лучшем случае наука может предоставить средства к достижению определенных целей». Весь вопрос в том, кем и на основе какой матрицы смыслов определяются эти цели.

Кроме того, достоинство человека определяется не столько знаниями, сколько типом строя психики. Например, профессор в той или иной области науки запросто может оказаться индивидом с животным типом строя психики, поведение которого нацелено лишь на получение от жизни максимума физиологических и психоэмоциональных удовольствий, или носителем эгоцентрического демонизма с развитым изощрённым умом. С учётом данного обстоятельства, необходимы системные механизмы делегирования властных полномочий исключительно на основании заслуженного в народе доверия и репутации.

В системе многостепенного косвенного делегирования доверия не существует принципа отрешения народа от своих прав на какой-либо срок, в отличие от симулякров народного контроля над властью в форме распространённых избирательных систем. На каждом из трёх уровней выдвижения в Мехкан Кхел доверители смогут отзывать и заменять своих представителей в любой день, тем самым образуя постоянно действующий механизм самоочищения снизу вверх всей пирамиды самоорганизации народа. Таким способом сохраняется постоянная прямая зависимость носителей властных полномочий от народного доверия и возможность исправления ошибок. Мехкан Кхел сможет выдвинуть из своей среды и Главу, причём не имеет принципиального значения, как будет называться его должность («Мехкан Да», «имам» или как-то иначе), но важно, что его властные полномочия в таком формате так же всецело зависят от доверия организованного народа, то есть от Мехкан Кхел.

В контексте данного обсуждения перечислю важнейшие общественные принципы мировоззрения нохчалла:

- Недопущение системного внедрения принципа стремления к власти и конкурентной борьбы за неё, выражающихся в том числе и в форме состязательности за голоса избирателей.

- Признание многостепенного косвенного делегирования доверия в качестве источника власти, постоянная зависимость носителей властных полномочий от доверия своих доверителей. Самоорганизация народа нохчи по этой методике в её современной вариации и учреждение представительного органа высшей народной  власти Мехкан Кхел.

- Принцип народного суверенитета над государством. Отделение функций верховной судебной и политической власти Мехкан Кхел от функций подконтрольной ему системы госуправления и законотворчества (правительство, законодательный орган).

- Обеспечение тесной взаимосвязи между народом и лидерами (обладателями доверия и влияния среди людей) всех уровней пирамиды народной самоорганизации, и обязательная совещательность между ними по горизонтали и вертикали общественной иерархии.

- Обеспечение благоприятных системных условий для поддержания функциональности кровных уз родства и иных естественных связей, опирающихся на взаимное доверие между людьми. Предотвращение атомизации народа.

- Справедливая ответственность всех перед законом, независимо от положения, занимаемого в общественной иерархии.

- Системное поддержание божественного кодекса прав и обязанностей свободного человека.

- Недопущение «безродных» к власти (термин «заним» в известном кораническом аяте переводят как «безродный», но он имеет в арабском языке ещё следующие значения: 1) «внебрачный», «незаконнорожденный»; 2) «подлый», «низкий»; «чуждый», «втёршийся»).

Вышеизложенные общественные принципы по сути составляют чеченскую политическую парадигму. На неё и опирается современная концепция Чеченского строя, выразителем которой выступил политолог Лёма Шахмурзаев. В этой концепции учтены недоработки и просчёты традиционной нохчийской общественной системы в историческом прошлом, что открывает возможность политического развития последней в качестве конкурентоспособного образца народного жизнеустройства. Её краеугольным камнем является разработанная Л. Шахмурзаевым на основе чеченской политической парадигмы современная систематизированная методика многостепенного косвенного делегирования доверия народным представителям в Мехкан Кхел. Достаточная для понимания сути информация об этой методике доступна на сайте оргкомитета Мехкан Кхел в статье Л. Шахмурзаева «О системе делегирования и политическом развитии ЧРИ», написанной в начале 1999 года. По нашему убеждению, современная вариация традиционной общественной системы народа нохчи способна гармонично встроиться в глобальную систему миропорядка и имеет все шансы оказаться привлекательной также для других народов.

Поиски общественных форм ограничения беспредельных проявлений эгоизма, приведения в гармонию взаимосвязи человека и общества в современном мире занимали и занимают известнейшие умы человечества. К примеру, Альберт Эйнштейн характеризовал кризис в этой сфере следующим образом: «Теперь я могу коротко изложить свое мнение о сущности современного кризиса. Речь идет об отношении человека к обществу. Как никогда раньше человек осознает свою зависимость от общества. Но эту зависимость он ощущает не как благо, не как органическую связь, не как защищающую его силу, а скорее как угрозу его естественным правам или даже его экономическому существованию. Более того, его положение в обществе таково, что заложенные в нем эгоистические инстинкты постоянно акцентируются, в то время как социальные, более слабые по своей природе, все больше деградируют. Все человеческие существа, какое бы место в обществе они ни занимали, страдают от этого процесса деградации… Как обеспечить защиту прав личности, а с ними и демократический противовес власти бюрократии»? (Альберт Эйнштейн / Почему социализм?; 1949г.)

Установление народного суверенитета над государством; организация и развитие общества на основе доверия, «любви к ближнему» и конкуренции в благочестии; естественная способность народа к самоорганизации, саморегуляции и народному изволению при любых внешних условиях; самоконтроль на своей территории, то есть надёжная договороспособность как во внутренних делах, так и с внешним миром при любых изменениях системы миропорядка, - это есть путь преодоления социальных болезней атомизированного общества модерна с его культом прогрессирующего потребительского эгоизма и демонизма, это и способ достижения адаптируемости жизнеустройства народа к изменчивым внешним условиям.

Мехкан Кхел - надгосударственный институт изъявления императивной воли народа и осуществления функций народного суверенитета, то есть своего рода «вечный референдум», имеющий естественное легитимное право верховной власти и верховного суда. Это модуль народного целеполагания, формулирующий общенациональные цели и задачи, оценивающий на предмет целесообразности решения чиновничьей системы управления или принимаемые законодательным органом законы, а также контролирующий эффективность работы самих государственных институтов с правом их учреждения, изменения или ликвидации.

В концепции Чеченского строя государство рассматривается как подвластный народу инструмент эффективного достижения целей и решения задач, прерогативой определения которых обладает Мехкан Кхел. То есть государство предстаёт как «слуга» народа, а не как абстрагированный от народа «господин». В этом случае государство (как и сама верховная власть Мехкан Кхел) не устанавливает правовых отношений с индивидом, минуя его «круг доверия», а выступает в качестве механизма поддержки функциональности и авторитета цепочки представительства всех уровней выдвижения, опираясь, помимо механизмов саморегуляции и самоконтроля, также и на разветвлённую судебную систему. Тем самым государство не разобщает людей, а поддерживает их сплочение по признаку доверия и взаимоответственности в рамках закона.

Мехкан Кхел, как институт концептуальной власти, призван всегда стоять на страже способности народа к собственному изволению при любых внешних обстоятельствах, будь то в условиях наличия своего национального государства или в условиях его ликвидации в силу тех или иных исторических перипетий, а также даже в условиях рассеянности народа по всему миру (современные средства передачи информации открывают и такую возможность). Пирамида национальной самоорганизации, опирающаяся на взаимное доверие между знающими друг друга людьми, - это внутренний стержень народа, не позволяющий ему превратиться в аморфную массу разобщённых индивидуалистов, удерживаемых в рамках определённых границ лишь искусственными конструкциями государственного регулирования и принуждения. Современная вариация пирамиды народной самоорганизации должна завершить процесс превращения народа нохчи в политическую этнос-нацию, сплачивающую в единый кулак общественно-активных людей со своим устойчивым культурно-цивилизационным кодом.