О политической перспективе чеченского народа

О политической перспективе чеченского народа

Важнейшей составляющей нохчийского культурно-цивилизационного кода являются принципы правосознания и особенности социально-политического устройства, устоявшиеся в процессе исторического развития и относящиеся к категории вечных, неизменных ценностей. Без их реализации в жизнеустройстве народа весь комплекс традиционных мировоззренческих и поведенческих стандартов народа нохчи теряет свою жизнеспособность.

Из правопонимания народа вытекает неприятие конкурентной борьбы за власть, а сами властные полномочия безоговорочно воспринимаются как нечто доверенное их носителям. Иными словами, правильные справедливые властеотношения возникают  из доверия подчинённых и стремления оправдать это доверие со стороны властьимущих. Запрет конкурентной борьбы за власть представляет собой стержневой принцип традиционного политико-правового мышления чеченцев. Он предполагает народное представительство с многостепенным выдвижением (делегированием доверия) в качестве способа формирования и функционирования  власти.

Политическая система, в которой власть зарождается на базе доверия, способствует формированию властной элиты преимущественно из людей с человечным типом строя психики, осознающих ответственность пред Богом и народом за результаты практических дел. Она поддерживает функциональность кровных уз родства и иных естественных связей (соседских, профессиональных, дружеских и так далее) между людьми, а также способность людей к самоорганизации с опорой на эти связи для участия в выражении императивной воли народа и защиты своих интересов во всех сферах жизни. Она надёжно консолидирует общество и утверждает практику совещательности между народом и лидерами всех уровней по горизонтали и вертикали общественной иерархии. Она ставит во главу угла права и обязанности свободного человека, стоит на страже справедливости.

Для зарождения власти на основе доверия, как это было у чеченцев в бытность представительного института верховной общенародной власти Мехкан Кхел, необходимо воссоздать право граждан самим выдвигать и назначать своих представителей на выборные должности в государстве, а не выбирать из тех кандидатов, которых продвигает власть  и которые не скрывают при этом, что борются за власть и победитель в этой гонке будет формально-юридически считаться представителем всех граждан избирательного округа, как принимавших участие в голосовании, в том числе голосуя за других кандидатов, так и не принимавших в нём участия.

Теоретически и практически система многостепенного косвенного выдвижения, которой искони пользовались свободные народы, - это единственный способ определить и утвердить единого общего представителя от лица большой группы людей.

Рассматривая историю народа нохчи в контексте популярной теории пассионарности Л. Гумилёва, обращает на себя внимание тот факт, что описанный процесс разложения народов до субпассионарного состояния, ведущий к их этнической смерти, протекает при утрате ими способности и возможности к подлинно народному изволению судьбы, то есть в условиях суверенитета государства над народом. Обладая рычагами неподконтрольной народу государственной власти, эгоцентрические элиты всемерно содействуют атомизации зависимого населения для удобства манипулирования им, целенаправленно препятствуют осуществлению народного представительства и развитию гражданского общества. Так разрушалась функциональность кровных уз родства и иных естественных связей, узаконивалась и укоренялась несправедливость во всех её проявлениях. Господство эгоцентрических элит стимулировало в их среде сатанинское высокомерие, в том числе по признаку происхождения.

Нохчийское же традиционное мировоззрение с его принципами правосознания в вопросах народного жизнеустройства нетерпимо к несправедливости и высокомерию, не приемлет атомизацию населения с разрушением родственных и иных естественных связей в обществе, поскольку всё это, по сути, тесно взаимосвязано с распространением нечестия на земле. Постепенное разложение и этническая смерть атомизировавшихся народов, закореневших в своём выборе такого пути развития, вполне закономерны. И напротив, выработка навыков подлинного народовластия и поддержания функциональности естественных связей между людьми – ключ к секрету «вечной молодости» и устойчивой пассионарности этнос-нации.

Эгоцентристско-элитарная концепция жизнеустройства была присуща отнюдь не всем народам и не во все периоды их истории. Подвергаясь одним и тем же испытаниям, народы  реагировали на них по-разному в силу местных особенностей и на основании вырабатывавшегося системного опыта формировали различные устоявшиеся культурно-цивилизационные коды. Общественное развитие порой происходило циклично, как в примере с народом нохчи, но на каждом новом витке «хорошо забытое старое» повторялось уже на новом качественном уровне при любом развитии производительных сил и усложнении производственных отношений, вопреки логике формационного подхода исторического познания.

Разные концепции народной демократии существовали издревле, препятствуя повсеместному укоренению так называемых восточных деспотий, и коррелировали с ханифийскими традициями. Традиции народовластия были характерны для кавкасионской цивилизации, их элементы проявлялись в той или иной мере у древних хурритов, затем в сармато-аланском ареале и не только. Народу нохчи, сохранявшему преемство кавкасионской цивилизации, вплоть до недавнего по историческим меркам времени удавалось жить в общественной системе с народным суверенитетом, что позволяло избежать губительной атомизации населения и сопутствующего этнического вырождения.

Следует подчеркнуть, что подлинное народовластие вполне совместимо с современным развитым государственным управлением, гармонично сочетается с бытующей политико-правовой теорией и практикой, с идеями конституционализма, правового государства, гражданского общества, общественного договора, разделения труда, разделения властей, народной демократии, прав человека, народного представительства или  политического представительства граждан, свободы слова, независимости судов, равенства всех перед законом, сменяемости власти и так далее.

При установлении подлинного народного суверенитета государство де-юре и де-факто перестаёт быть наднародной принуждаюшей  силой и переходит к обслуживанию общих интересов. Тем самым роль государства оптимизируется и переориентируется с обслуживания интересов господствующих эгоцентрических групп на обслуживание интересов общества с опорой на пирамиду самоорганизации народа. В этом случае человек, выстраивающий коммуникации с обществом, для достижения «успешности» преимущественно ориентируется уже не на так называемые «выгодные связи», а на нормальные человеческие взаимоотношения с родными и близкими, с соседями, друзьями, коллегами по работе или просто знакомыми. Также и механизмы государственной регуляции выходят из состояния искусственной безжизненной механичности, привычной для атомизированного общества, и наполняются живым содержанием нормальных человеческих взаимоотношений. В таком обществе нарушить закон не только опасно, но и позорно. Именно в такой среде искони формировалась подлинная духовно-нравственная элита народа нохчи, в практических делах заслуживавшая и поддерживавшая доверие народа своей приверженностью  справедливости в соответствии с истинным нохчийским мировоззрением, в отличие от практики узурпации элитарного статуса. Подобные жемчужины исторического опыта не только  адаптируемы к современности при должном развитии, но и благотворно нацелены в будущее всего человечества.

С развитием цифровых технологий, а соответственно сокращением чиновничьего бумагооборота и армии госчиновников на местах, предвидится постепенное смещение акцентов в управлении от государствоцентризма к цифровой глобализации. Центральное место в этом процессе априори принадлежит мировой финансовой системе, которая способна осуществлять своё влияние посредством развития глобальных механизмов тотального финансового контроля.

Необратимые мировые тенденции требуют обеспечения на местах полной прозрачности, предсказуемости и договороспособности общественных систем как внутри себя, так и во взаимоотношениях с внешним миром, что не может функционально обеспечиваться «офисным планктоном», предназначенным исполнять роль технического проводника влияния мировой финансовой системы. Необходимы механизмы местной самоорганизации для исполнения вышеуказанных функций и решения насущных проблем населения, а также для повсеместного общественного контроля над самой системой управления с целью предотвращения её деградации.

Иными словами, важнейшим признаком полноценности современных общественных систем является наличие и дееспособность негосударственных некоммерческих институтов так называемого гражданского общества, под которым подразумевается в первую очередь наличие значительного количества общественно-активных граждан, обладающих системно-обусловленными возможностями и способностями к самоорганизации как таковой. Но поскольку в существующих разновидностях эгоцентристско-элитарных общественных систем властные элиты, будучи детищем конкурентной борьбы за власть, нацелены, по-возможности, максимально удерживать её вместе с основными ресурсами страны и «грести под себя», опираясь на принцип суверенитета государства над собственным народом, то такие общественные системы в изменяющихся условиях превращаются в тормозящий развитие атавизм и фактор нестабильности. Эгоцентрические элиты теряют свою востребованность даже в качестве агентов внешнего влияния с учётом того, что при современных возможностях цифровых информационных технологий мировая финансовая система уже не нуждается в агентах влияния вовсе.

Очевидна иррациональность использования технологических достижений для последовательного низведения населения до состояния тотально контролируемых атомизированных «биороботов», безвольных манипулируемых «винтиков» системы. Иными словами, бесперспективно сковывать пассионарную энергию масс, аккумулируя массовую психологическую подавленность и социальную апатию. Тем более, что благодаря развитию современных средств распространения информации держать манипулируемое население в полном неведении о сути происходящего уже невозможно. "Законодателями моды" в политическом развитии мира станут те общества, которые вовремя сориентируются и первыми системно реализуют методику массовой политики, поддерживая социальную активность граждан. Научно-технический прогресс можно и должно направить на развитие общества в гармонии со справедливыми принципами народного жизнеустройства. Иначе современная цивилизация изживёт саму себя.

Не случайно в современном мире идеи народовластия набирают силу, хотя формальное признание народа источником власти стало общепринятой нормой уже давно. В этом плане знаковой фигурой в чеченском информационном пространстве является идеолог Муса Темишев. Ставший некогда фактическим автором декларации о государственном суверенитете ЧРИ, сегодня он заявляет о необходимости народовластия, то есть народного суверенитета. Обладая большим опытом в политике, М. Темишев живо чувствует нарастающую волну глобальных преобразований и старается добиться приложения к ней намерений и устремлений своих соотечественников по принципу «адаптируйся, иначе ассимилируешься», что вполне коррелирует с задачами традиционного мировоззрения народа нохчи, поскольку его принципы правосознания в вопросах народного жизнеустройства могут  встроиться в меняющуюся на глазах систему миропорядка и даже способствовать, образно выражаясь, её «очеловечиванию». Ничего другого чеченцам в общем-то и не остаётся. Допуская несколько вольное сравнение, дисциплинированный правильной самоорганизацией народ можно охарактеризовать как «нацию-корпорацию». Нацию стабильную, ответственную и договороспособную с внешним миром, в первую очередь с мировой финансовой системой, на взаимоприемлемых условиях. Такой путь и статус в новом глобализирующемся мире возможны в качестве альтернативы вырождению народа в атомизированное население «рабов-биороботов» и этнической смерти. В конечном счёте участь чеченского народа зависит от его политической зрелости для правильной самоорганизации в соответствии со своим исконным культурно-цивилизационным кодом.

Существующие выборные системы, основанные на принципе борьбы за власть с использованием урны-лохотрона, не подходят для самоорганизации нации в принципе. Искусно создавая иллюзию всеобщего политического представительства граждан, они фактически лишают основную массу народа голоса и участия в политической жизни страны. Проблемы и парадоксы выборных систем устранимы лишь путём замены выборов как таковых системой многостепенного косвенного выдвижения. Наиболее ёмко данная тема раскрыта в статье концептолога Лёмы Шахмурзаева «О системе многостепенного делегирования», опубликованной на сайте оргкомитета Мехкан-Кхел.

Воплощение в жизнь системы многостепенного выдвижения вместо системы выборов, наряду с утверждением народного суверенитета вместо государственного суверенитета – метод решения проблем, связанных с политической непредставленностью масс и кризисом политического доверия, позволяющий реализовать подлинное политическое представительство граждан и народную демократию.

К сожалению, постсоветский исторический опыт выявил распространение тяжёлого недуга эгоцентризма в современном чеченском обществе. Длительное системное и целенаправленное подавление традиционного мировоззрения свободных нохчи не прошло бесследно, как и привыкание народа к жизни во внедрявшихся ментально чуждых общественных системах, что крайне негативно отразилось на психологии слишком многих современных чеченцев. Отсюда и характерное для некоторых сложившихся политических групп, как причастных к властному ресурсу, так и жаждущих перехватить его, стремление навязывать чеченскому народу нечто вроде кланово-олигархического феодализма, ставя во главу угла узкогрупповые эгоцентрические интересы под прикрытием различных политических вывесок и банального популизма. Как правило, они видят себя в качестве агентов влияния тех или иных внешних сил, не замечая, что их востребованность в этом качестве становится всё более иллюзорной. Их самый продвинутый и оптимистичный «образ будущего» в плане общественного жизнеустройства прочно увяз в цивилизационном тупике атомизированного общества модерна. Они настолько обольщены, что пока недостаточно осознают отставание своего мышления от реальных вызовов времени. Это при том, что в целом чеченский народ и сегодня всё ещё обладает уникальным внутренним потенциалом для реализации своей концепции народной демократии.